20:35 

Мародеры. Цвет надежды. Лили Эванс

Вот это меня накрыло после «мародеров»! Все-таки действительно самая сильная эмоция – это любовь. Впервые удалось поиграть с любовными линиями, при чем сразу с двумя, и вот до сих пор не отпускает. Осталось ощущение легкой недосказанности, мол, а что будет дальше? Как будут развиваться отношения Лили и Джеймса? Что будет с Северусом? Как Эванс сможет быть счастлива по-настоящему, зная, что ее друг страдает и что она ему соврала? А потом вспоминаю про 1981 год, про годы войны до этого, про то, что им не удалось даже пожить…
О грустном пока не будем! Далее персонажный отчет от Лили Эванс. Как всегда, много слов, порой несуразных предложений. Но без этого не обходится ни одна моя игра. Для меня это определенный ритуал, чтобы история осталась историей. Потом приятно перечитывать такие отчеты, вспоминать, ужасаться своей манере письма. Приятного прочтения!
(В тексте возможны переходы изложения от первого до третьего лица. А также много воды и личных переживаний. И романтических мотивов. Слабонервным лучше не читать!)

=======================================================
Одна! Лишь треск огня в камине...
Лишь холод мыслей и огонь желаний.
Как можно сделать выбор между ними
И не нарушить хрупкость мирозданья?
Нужна! Двум так до боли непохожим,
Двум очень разным и таким неповторимым.
На удивленье, оказался выбор сложным.
Друг или Враг?. . Любимый.
(с)"Цвет надежды"

Незадолго до событий игры. Переписка Лили и Джеймса.
*****
18 октября
«Здравствуй, Поттер.
Нет, не нужно сейчас бежать к профессору МакГонагалл и с большими удивленными глазами рассказывать ей, что тебе написала Лили Эванс, что значит, что с ней явно что-то не так. Со мной все нормально, я в полном порядке. Я не нахожусь под действием чар или зелий, хотя вряд ли ты знаешь… но не важно. Перейдем сразу к делу.
Меня очень огорчает тот факт, что нам запретили праздновать День Основателей в субботу. Конечно, провести это время с пользой за учебниками – тоже хорошее дело, но ведь суть не в этом. Нам что-то посмели запретить, не объясняя причины! Назвал бы хоть кто-то вескую причину, например, что шум в этот день может нанести непоправимый ущерб школе – тогда ладно. Я считаю, что нам просто бросили вызов. Великий Годрик Гриффиндор с достоинством бы на него ответил! Мы, студенты, не имеем права порочить его имя, мы должны доказать, что способны преодолеть любые проблемы и препятствия!
В общем, мне нужна твоя помощь. Сама я не справлюсь. Только не стоит, пожалуйста, вешать это письмо в рамочку на стене в спальне, как доказательство, что Эванс наконец признала, что ей нужна чья-то помощь, при чем твоя. Это очень и очень серьезные вещи! Я хочу возложить на тебя большую ответственность! Ты готов?
Взамен можешь даже что-то попробовать попросить, но не факт, что я соглашусь.
В ожидании ответа, Лили Эванс»
*****
18 октября, вечер
«Привет, Эванс!
Вот удружила... когда это я бегал к МакГонагалл? Впрочем, в чем-то я с тобой согласен - не ожидал. Рад, что с тобой все в порядке.
Не знаю, почему вдруг празднование решили перенести - может быть, эти шишки из министерства заставили себя таким образом уважить, а может, вдруг, через 1000 лет, узнали, что Хогвартс был основан не 23, а 24 числа?
Считаю, как истинные гриффиндорцы, мы должны понять, что это там руководство школы затевает, и уж опорочить нашу честь не дадим!
Конечно же, я прислушиваюсь к словам профессора МакГонагалл, и именно ее заявление подтолкнуло меня на мысль, что мы можем устроить в гостиной Гриффиндора отличную вечеринку в субботу, 23 октября! Мы с Бродягой притащим немного сливочного пива из "метел", что скажешь?
Короче, можешь на меня положиться, праздник мы не дадим сорвать!
С удивлением, Сохатый.
PS: А насчет стенки - это хорошая идея!»
*****
19 октября, утро
«Я считаю, нам бы непременно сообщили, что была ошибка в дате основания. Нет, что-то мне подсказывает, это все большая и страшная тайна, о которой, как всегда, не стоит знать студентам.
Серьезно?! Ты посчитал, что нам стоит устроить вечеринку?! Это ведь... замечательная идея! Признаюсь, тебе я написала именно по этому поводу. Вряд ли я бы смогла обеспечить гастрономическую составляющую праздника в полной мере. Для этого мне нужны вы. Со своей же стороны я приму меры, чтобы никто нас не услышал во время веселья. И еще сделаю пригласительные, разумеется. Это будет тайная вечеринка, на которую попадут лишь избранные со всей школы!
Поттер, не забывай, что у девочек есть доступ к спальням мальчиков. Даже и не думай.
Лили Эванс.
*****
19 октября, вечер
«Привет!
Что известно от МакГонагалл, кроме "мисс Эванс, Вас это не должно беспокоить"?
Подготовка идет. Ведем профилактические беседы с домовиками о голодающих студентах, так что еда будет. С выпивкой решаем.
Подыскиваем место для праздника. Есть пара идей... но надо проверить.
Тем временем, мы подключимся к нашему небольшому расследованию, и попытаемся разузнать, что там взрослые напридумали с переносом даты.
Выше нос, Лили! Праздник приближается!
Сохатый.
*****
18 октября, обед, разговор между Лили Эванс и Доркас Медоуз.
- Как тебе новость? Круто, правда? - с иронией спросила девушка, скрестив руки. - Но у меня есть превосходная идея!
- Ничего не имею против, Лили, - загоревшийся лукавством взгляд внимательно разглядывал лицо подруги, - и какие же масштабы..хм, "шалости" ты планируешь?
- Масштаб минимальный - наша гостиная. Я думаю, мы сможем себе позволить провести небольшую тайную вечеринку и угодить нашему прекрасному основателю Годрику Гриффиндору! Праздник будет предполагать всяческие конкурсы, интересные игры, ну, и конечно угощения. - Лили наконец остановилась и уже заговорщически тихо добавила (хотя зачем тихо, если никто бы не услышал?) - А еще у нас будут приглашения. Вечеринка же тайная, но мне бы хотелось видеть и представителей других факультетов у нас. Не много: по одному приглашенному от каждого гриффиндорца. Я чуть позже тебе объясню, как это я собираюсь провернуть. Но я гарантирую, что многие захотят попасть к нам!
- Чувствую, нам будет весело, - сказала она с ироничной улыбкой на губах.

===================================

Перед субботой девушка готовилась не покладая рук. Ей нужно было сварить зелье, чтобы выпившие его в течении нескольких часов никому не смогли рассказать о вечеринке. Это был превосходный план, поскольку их никто не сдаст в таком случае, а если и сдаст – легким взмахом палочки гостиная будет убрана и ничего не будет свидетельствовать о празднике. Несколько раз за неделю она от усталости засыпала на месте и просыпалась почему-то совершенно в других местах.
А еще… а еще она решила, что больше не может жить с болью утери друга. Вычитав в книге зелье, которое позволяет убрать какое-то воспоминание, она была намерена сварить его и забыть. Только что? Выбор стоял между «забыть близкую дружбу» и «забыть о предательстве».

Суббота, вечер.
Мы собрали всех приглашенных в нашей гостиной, и я торжественно передала «Кубок Основателей» (облагороженный бокал из кабинета профессора Слизнорта) с зельем по кругу. Никто даже не спросил, что это за напиток! Начало празднования официально началось!

- Лили… - Я замечаю, что кто-то ходит за мной как тень. Кто же это может быть? – Лили, нам надо поговорить.
- Нет. Не надо. – Сухо отвечаю, будто самой себе, и отворачиваюсь, намерена уйти из Большого Зала подальше.
- Что может изменить один разговор? – Северус говорит это с таким тоном, что вот-вот я не выдержу и пойду против своих принципов.
- Он может изменить абсолютно все! – резко выпаливаю и покидаю помещение. Мне срочно нужно найти Доркас.

- Помнишь, я говорила тебе, что хочу избавиться от своей душевной боли? Что хочу забыть Северуса?
- И что ты решила, он к тебе приставал? – интересуется Доркас, тогда я даже не поняла, зачем.
- Немного, снова хочет поговорить. А я… я не хочу с ним говорить!
- Решать тебе.

Незадолго после этого я замечаю, что совсем без сил и вот-вот усну. А если снова какой-то кусок моей памяти пропадет (без моего желания)? Обращаюсь к профессору МакГонагалл, а та тут же вызывает Дамблдора. Он проводит сеанс легиллименции и узнает, что кто-то наложил на меня «Империус» и приказывает следить за Люпином и записывать все для кого-то. Естественно, директор снимает с меня чары, объясняет ситуацию, а у меня в голове уже созрела идея: это кто-то из слизеринцев!

Я решительно выхватываю за руку Северуса из толпы слизеринцев и веду его за собой, куда-то подальше, в пустой коридор, где как-то чересчур воинственно и яростно приставляю ему палочку к горлу.
- Я знаю, что это кто-то из ваших! Отвечай немедленно! – подсознательно я знаю, что он все равно не причинит мне вреда.
- О чем ты?
- Кто-то из ваших наложил на меня «Империус» и заставлял следить за Люпином! – Северус тут же изменился в лице… Похоже, он не знал, и сам пришел в ярость от услышанного.
- Я об этом не знал Лили.
И я верю. Опускаю палочку и тяжело вздыхаю.
- Ты думаешь, я бы позволил кому-то это сделать, если бы знал?! Ты мне доверяешь? – Я лишь спустя минуту киваю. – Скажи, Лили, зачем ты подсылала ко мне Поттера и свою подружку?
- Что? О чем ты вообще?
- Они говорят, что ты жаловалась на меня, что я тебя преследую.
- Я не просила их трогать тебя. И если ты узнаешь что-то про мою ситуацию, дай мне знать, пожалуйста.

- Лили, кажется, я знаю, кто подставил тебя и Доркас в той ситуации с грозовой тучей. Это была Беллатрисса Блек. – Джеймс быстро сообщает это и уходит. Куда? Что? Зачем? Когда я догоняю его, он уже, оказывается, успел вызвать на дуэль Блек. Та же отдает право сражаться за себя Регулусу Блеку. Все так быстро, не понятно, и вдруг до меня доходит, что хорошо это не закончится.
- Стой! Поттер! Не делай этого! – Я, на глазах у всей собравшейся аудитории, стаю между дуэлянтами. Мне очень страшно. – Пожалуйста, не делай этого, оно того не стоит. – И он почти соглашается.. пока из-за моей спины не раздается насмешливый комментарий Регулус: «Что, Поттер, прячешься за спиной у девчонки?».
- Отойди, Лили, так нужно. – Я понимаю, что ничего не смогу поделать, или, все же, смогла бы?
- Джеймс… - Почти со слезами отхожу в сторону. Стоп. Я назвала его «Джеймс?»
Ну, и конечно, после долгой схватки, когда я все еще надеялась, что они закончат в ничью, Поттер схватывает Торменцио. ТОРМЕНЦИО. Самое гнусное, что только может быть. Через 30 минут он умрет. Мадам Помфри ничего не может сделать, Эванс даже Снейпа привлекает, чтобы тот сварил зелье. А, оказывается, что профессор Слизнорт в замке! Через 20 минут Лили прилетает в больничное крыло с готовым снадобьем и осторожно дает пить Поттеру. Конечно, после этого остается только опуститься на пол рядом с кроватью приключенца. О чем он только думал?!
В это время, кстати, в больничном крыле целая толпа, которая ошарашенно наблюдала за умирающим до этого, а теперь за искренними переживания рыжеволосой.
- Ну, что, Эванс… - Поттер приоткрыл глаза, и я облегченно вздохнула. – Ты пойдешь теперь со мной в Хогсмид?
ГЕНИАЛЬНО! Он чуть не умер, а первые его слова, пойду ли я с ним в Хогсмид! Поттер! Ты не выносим! Резко поднимаюсь и отхожу. – Конечно же… НЕТ!

В гостиной Гриффиндора, мы продолжаем праздновать День Основателей.
- Поттер, Доркас, почему мне Северус сказал, что вы к нему приставали? – Доркас смущенно опускает глаза, в которых такие чертики такие танцы танцуют, обзавидоваться можно.
- Я ему просто сказал, чтобы он к тебе не лез. Тебе ведь это не нравится? – серьезно отвечает-спрашивает Поттер.

Несколько часов выдались какими-то непродуктивными, почти ничего важного не происходило с Лили и это начало понемножку сводить с ума. Мало того, почти никого не было! Все гриффиндорцы куда-то подевались, а когда их удавалось поймать, они говорили про тайны, 5-ый факультет, кровавые ритуалы и прочее. А Поттер так вообще сказал, что объяснит все потом и вовсе пропал. Оставался только Люпин, который даже слышать не хотел о том, что возможно наши гости из Дурмштранга его используют. Почему он мне не доверяет? Где все? Что мне делать?.. А Снейп все так же ходит рядом, с ним ведь можно поговорить!
И Лили, хорошо все не обдумав, отчаявшись, или просто со злости на друзей, пьет зелье, с желанием забыть, что Северус назвал ее грязнокровкой. И забывает…

- Привет, Сев, ты знаешь, что здесь происходит? Почему все так бегают, что за пятый факультет? – Он тоже ничего толком не знает, а слизеринцы, кстати, как-то странно косятся на нас. Не люблю слизеринцев!
- Лили, нам надо серьезно поговорить. – Что-то мне совсем не нравится это, ну, да ладно. Мы выходим из зала в коридор, где никто не сможет нам помешать.
- Я кое-что знаю, но прежде, чем я тебе расскажу, я должен знать ответы. Как ты думаешь, что бы выбрал Поттер: тебя или кого-то из своих «мародеров»?
- В смысле? Что? О чем ты?
- Просто ответь. – Серьезно говорит Северус, а мне становится страшно, почему он задает такие вопросы.
- Я не знаю, Северус. Ты не думаешь, что это странно?
- Хорошо, Лили, тогда ответь на один вопрос… - Его тон вдруг становится слишком мягким, будто он боится, будто это что-то… что-то… - Ты меня любишь?
Где-то внутри меня сжимаются все внутренности, более точно дать описание этому чувству я не могу. Вольное падение. Всплеск. Удар. Осознание. Я честно не знаю, что сказать. В это время появляется Кира с фотоаппаратом и делает колдографию.
- Сев… Что за вопросы ты задаешь? Я не знаю. – Зато я прекрасно знаю, что если он спрашивает, значит он чувствует это ко мне. Я подозревала. – Я не могу ответить сейчас. Ты можешь мне дать время, чтобы подумать?
Он кивает, и я в ту же секунду убегаю.

С силой захлопываю за собой дверь в гостиную и понимаю, что не одна. Тут почти все в сборе. Даже Поттер. В голове проносится мысль, что неплохо бы сейчас выпить что-то покрепче сливочного пива, например, огневиски, а его, к сожалению, нет.
- Эванс, с тобой все в порядке? – Я отрицательно качаю головой и молча показываю на дверь. Не могу же я прямо здесь говорить, в присутствии многих студентов, некоторых я даже не толком не знаю. Джеймс выходит за мной, и мы усаживаемся на скамье в одном из пустых коридоров.
- Я говорила со Снейпом. – Поттер опускает голову. Неужели он знает? А я вдруг впервые вижу его таким взволнованным, совсем не похожим на себя. – Он задал мне два вопроса.
- Про один я, кажется, догадываюсь. – Обреченно говорит он. – Он заставил меня выбирать между тобой и мародерами, мол, у меня есть шанс спасти своих друзей. А еще любезно предложил отойти в сторонку и не мешать вам.
- И что же ты выбрал? – Хотя где-то в подсознании я понимаю, даже не знаю, а понимаю.
- Я выбрал тебя. – О, да, кажется, мне просто нужно было это услышать. В отличии от разговора с Северусом, на этот раз было как-то приятно, но тоже странное ощущение, сложное. И в то же время страшно. И я и он, оба, мы понимали, что кому-то из мародеров угрожает опасность, и скорее всего, Лунатику. Я все еще могу ответить «да» Снейпу и попытаться его спасти. Насколько долго мы молчали?
- Ты ведь понимаешь, что, возможно, он говорит не серьезно, просто пытается отгородить меня от тебя? В любом случае, мы не позволим кому-то навредить! – Джеймс говорит очень убедительно, вернее, старается. – Помнишь, ты говорила, что за помочь в организации я могу что-то у тебя попросить?
- Да, конечно, это твое право.
- Пошли завтра в Хогсмид? Завтра официальный праздник и посещения Хогсмида разрешены. – Наверное, увидев мое недоверчивое выражение лица, он очень быстро добавил: - Если ты совсем этого не хочешь, ты можешь не соглашаться! Я пойму!
Если я скажу сейчас «да» Поттеру, мир перевернется. Но мне впервые хочется согласиться, не уйти, не фыркнуть, не съязвить, как я это всегда делаю. Просто согласиться. Может, мы слишком мало говорили наедине? Вот так вот? Меня бесила его показушность на людях, а сейчас он выглядит совсем не так, как обычно, он открытый, искренний, без единого намека на свою самоуверенность. Даже наоборот! Немного уверенности ему бы сейчас не помешали.
- Я согласна. Да, я говорю «да».
Где-то за несколько минут после этого в коридоре появляется Блек со слизеринцами. Он окликает Джеймса, а тот просит подождать, потому что говорит со мной.
- Слышишь, потом поговоришь со своей грязнокровкой! Это важно! – отчеканивает Сириус, чем удивляет даже самих слизеринцев. Что же чувствую я? Предательство. Снова. Снова от человека, от которого не ожидала такое услышать никогда.
- Лили, не переживай, я разберусь. – Джеймс успокаивает меня и с грозным видом уходит говорить с Блеком.

И что я теперь скажу Снейпу, кстати? С этим вопросом я обращалась посоветоваться к Доркас несколько раз. И все также несколько раз пробовала начать разговор с Северусом, и убегала, так и не решившись.

И тут я вижу, как Белла хватает Поттера за руку и тащит куда-то в катакомбы, мурлыкая что-то про ответственное задание.
- Стой, Поттер! Куда ты собрался?! Тем более с ней! – Джеймс успокаивает меня, говорит, что все будет хорошо… и уходит с ней. И это замечает кучка студентов, которые сразу же начинают плодить слухи и сплетни. Конечно, дожили! Теперь я еще и ревную?
Вместе с Доркас и в сопровождении Беллы мы идем искать пропавшего Джеймса. И я очень не хочу даже реагировать на фразу Регулуса про то, что «его уже бесполезно искать, он уже не такой». А какой?! Далее картина маслом: Поттер без сознания, над ним склонилась Мальсибер и что-то делает, а через мгновение уже кастует в него Торменцио. Что, опять?! Слава Мерлину, что с прошлого раза осталось что-то и не придется варить заново. Конечно, после того, как этот… оболван очнулся, мне пришлось отчитать его и добавить что-то типа «а я предупреждала!».
Просто оболван! Ну, почему он меня не слушается? Вот встречались бы мы, у меня было бы больше прав, и я бы смогла больше на него повлиять. Я даже не заметила, как всерьез задумалась над этим… И идея мне понравилась!

Поздний вечер. Я ловлю Снейпа, и мы отходим подальше, чтобы поговорить. Я приняла решение. И я… должна солгать.
- Скажи, ты если я скажу «да», ты сможешь отказаться от дружбы со слизеринцами? Вот теми, кто боготворит вашего так называемого Лорда?
- Речь не идет сейчас об этом. Я хочу знать конкретный ответ. – Он не понимает, что это для меня самый важный фактор. Поэтому.. поэтому я выбрала Поттера.
- Я люблю тебя как друга. Не больше. – Северус даже не изменился в лице.
- А Поттера?
- О нем «речь не идет сейчас».
- Хорошо, тогда последнее… Я тебе дам возможность переубедить меня, чтобы я все исправил, чтобы никто не пострадал.
- Я не отказываюсь от общения с тобой! Мы будет видеться и после школы, ведь ты живешь совсем рядом! Мы можем гулять вместе! – Я желаю этого, я не хочу, чтобы он исчезал из моей жизни.
- Но мне этого мало. Ты сделала свой выбор, Лили Эванс.
Мне хотелось догнать его. Мне хотелось сказать, что я солгала. Я люблю его гораздо больше, чем друга. Но я должна это закончить, пока не слишком поздно. Этот спор все равно никогда не прекратится, и если за все годы я хоть как-то не смогла на него повлиять, если я не увидела ту крупицу надежды, за которую можно зацепиться, разве того стоят все мучения? Ссоры будут и дальше. Просто нужно отпустить его… Даже не смотря на чувства, я не смогу переступить через себя и принять его мировоззрение. Мы слишком разные. Пока все не зашло слишком далеко, я должна была это сделать. Прости, Сев. Так, наверное, будет лучше.
Я всегда буду помнить и любить тебя.

==========================

31 октября 1981 года. Лили держит на руках маленького Гарри, который так похож на отца. В это время Джеймс пытается рассмешить их. И у него получается! У него всегда получалось. Лили_уже_Поттер счастлива, у нее есть семья, у нее есть любящий муж и очаровательное дитя. Где-то за стенами продолжается война, умирают дорогие ей люди. Доркас и Марлин уже нет, они достойно сражались! Но здесь еще нет войны, она не добралась в этот маленький кусочек тихого мира, еще буквально 5 минут можно наслаждаться умиротворением, не думать о плохом. Жить. Любить.

Перед смертью она будет думать о трех дорогих ей людях. Она подумает о Джеймсе, хладнокровно убитом этим чудовищем. О маленьком мальчике, которого всеми силами попытается спасти, даже отдаст за него жизнь. И, возможно, обязательно вспомнит о Северусе, которого не забыла и которого также любила, как и мужа.
запись создана: 26.10.2015 в 20:34

URL
   

Mystery

главная